Война России и Украины: базовый сценарий?

Издержки возможной войны между Россией и Украиной значительно перевешивают выгоды. Война чревата значительными рисками для экономики, политической стабильности и внешней политики России. Она не решает ключевых проблем безопасности, при этом создавая множество новых. Кому выгодно продвижение такого сценария? Пишет Иван Тимофеев, программный директор Валдайского клуба.

В зарубежной печати растёт озабоченность в связи с российской военной активностью на юго-западном направлении. Высказываются мнения о том, что Россия готовит военную кампанию против Украины. Предполагаемая цель – выход из тупика Минских соглашений, навязывание Киеву и его западным партнёрам условий дальнейшего сосуществования, недопущение «освоения» территории Украины в военных целях со стороны США и НАТО, а также возможное переформатирование политической системы страны и её государственного устройства. Подобные слухи быстро распространяются, вызывая тревогу в среде политического руководства зарубежных стран и скрытые, но вполне осязаемые опасения в бизнес-среде. Впрочем, считать такое развитие базовым сценарием пока преждевременно.

В пользу военного сценария, обозначенного зарубежными комментаторами, говорят несколько обстоятельств.

Первое обстоятельство – недавний опыт применения российских вооружённых сил и политические последствия их использования. Москва вмешалась в конфликт Грузии с Абхазией и Южной Осетией в 2008 году, в короткие сроки изменив обстановку и признав две автономии независимыми государствами. В 2014 году Россия провела молниеносную операцию в Крыму, создав условия для последующего референдума о воссоединении. Затем украинская армия была разгромлена в Донбассе, а политическим следствием стало образование ЛНР и ДНР. В 2015 году Москва радикально изменила военную ситуацию в Сирии, разместив компактную, но крайне эффективную авиационную группу. Политический результат – сохранение власти в руках правительства Башара Асада и разгром ряда группировок террористов. Все эти события говорят о том, что Россия готова применять силу внезапно, концентрированно и при этом добиваться конкретных политических изменений.

Второе обстоятельство – международно-политические последствия проведённых кампаний для России были относительно лёгкими. Ни одно зарубежное государство не вмешалось в конфликты открыто. Зарубежная военная помощь радикально не меняет баланса сил. Экономические санкции в их текущем виде наносят ущерб экономике России, но всё-таки не являются главным фактором существующих проблем. Сама экономика стабильна. Короче говоря, нет каких-либо серьёзных сдержек для новой военной кампании.

Третье обстоятельство – Россия не готова мириться с существующим статус-кво в отношениях с Украиной. Киев едва ли не открыто говорит о саботаже Минских соглашений и не готов их выполнять. США и ЕС не могут или не хотят изменить эту линию, в то же время на словах призывая Россию выполнять соглашения. Сама Украина после 2014 года в силу понятных причин ведёт антироссийский курс. События 2014 года значительно укрепили позиции националистов. Любые попытки политического диалога с Россией неприемлемы. Ведётся «зачистка» политиков, сколько-нибудь лояльных России. Будучи слабой в военном отношении и опасаясь новых осложнений с Москвой, Украина стремится к углублению оборонных связей с США и их союзниками, а также добивается расширения военной помощи и поставок. В Москве это воспринимается как «освоение» территории Украины западными странами с последующими угрозами на стратегическую перспективу. Появление на Украине западной военной инфраструктуры в России, по всей видимости, считают лишь вопросом времени.

© РИА Новости/Сергей Аверин

С учётом данных обстоятельств сценарий российских действий может гипотетически рассматриваться на Западе и на Украине в следующем ключе. Внезапным и решительным ударом сразу по нескольким направлениям российские войска расчленяют Вооружённые силы Украины на востоке страны, окружают отдельные группировки, либо прижимают их к Днепру. Действия танковых и мотострелковых соединений сопровождаются мощными ударами авиации, ракетных частей и артиллерии. ВКС РФ захватывает господство в воздухе. Апофеозом операции становится окружение, последующий захват Киева и стабилизация фронта по линии Днепра. Объявляется о создании нового украинского государства со столицей в Киеве. Новое государство признаётся Россией. В его состав входят ранее независимые ДНР и ЛНР. Россия решает сразу несколько исторических задач. Снимается непосредственная угроза юго-западным рубежам. Обеспечивается полный контроль над Азовским морем и сухопутный коридор в Республику Крым. На карте появляются два украинских государства, одно из которых – «дружеское и братское».

Такой сценарий можно считать сгустком существующих фобий и националистических комплексов. Однако он всё же представляется маловероятным по целому ряду причин.

Во-первых, подобный военный конфликт вряд ли получится завершить каким-либо внятным соглашением. Победа над ВСУ сама по себе не приведёт к быстрому миру. Война может перерасти в долгое и вялотекущее противостояние, особенно если часть территории (например, Западная Украина) останется под контролем ВСУ. Захват всей Украины технически возможен. Однако будет более затратным, а последующий контроль значительно более сложным. В варианте «двух украинских государств» возможно выдавливание националистов на запад. В варианте «одной Украины» это будет невозможно со всеми вытекающими последствиями.

Во-вторых, конфликт неизбежно приведёт к резкой смене подхода к обеспечению Украины современными образцами вооружений и военной техники.

Обратите внимание: Советское вторжение в Афганистан. Война, положившая начало распаду страны.

В США и на Западе в целом новая ситуация будет считаться чрезвычайной и жалеть средств на обеспечение ВСУ не будут. Причём поставляться в таком случае будут все возможные виды обычных вооружений. Масштабная военная помощь Запада затянет конфликт. Заблокировать такие поставки Россия не сможет. США и их союзники не пойдут на открытую военную конфронтацию с Москвой. Но уровень обеспечения украинской армии вырастет в разы.

В-третьих, по украинскому вопросу Россия окажется в дипломатической изоляции. Вряд ли найдётся хотя бы одна страна, которая поддержит действия Москвы. В отличие от Крыма и Донбасса речь пойдёт о масштабном и открытом столкновении вооружённых сил, то есть о полноценной войне. Россия в ней наверняка будет стороной наступающей. Это позволит без всяких проблем классифицировать наши действия как агрессию. Если ситуация в Крыму и Донбассе возникла на фоне революционных событий на Украине и могла бы рассматриваться как часть гражданского конфликта, то в данном сценарии таких условий не просматривается. В настоящий момент нет выраженного конфликта востока и запада Украины. Легитимность действий Москвы в таком случае будет крайне слабой, если вообще возможной. К тому же России придётся нести ответственность за потери гражданского населения, неизбежные в масштабном конфликте.

В-четвёртых, все ключевые западные игроки введут в отношении России качественно новые санкционные ограничения. Они нанесут ущерб целому ряду западных стран, вызовут временные шоки на мировых рынках. Но в условиях чрезвычайной ситуации Запад на такие меры пойдёт, несмотря на их экономическую цену. Среди возможных мер – блокирующие санкции в отношении всех российских банков, включая Банк России. Это в значительной степени отрежет Россию от мировой финансовой системы. Другая возможная мера – запрет на покупку российской нефти, а затем и газа. Подобные запреты могут наращиваться постепенно, чтобы избежать кризисных ситуаций с поставками топлива на самом Западе. Но в случае войны на Украине они могут быть введены. К запретам по нефти и газу добавятся иные, более фокусированные ограничения на импорт и на экспорт. Совокупный ущерб экономике России окажется колоссальным.

В-пятых, контроль даже Восточной Украины может оказаться проблематичным. С учётом западной санкционной блокады любые сделки с территориями Украины под российским контролем будут невозможны. России придётся брать на баланс огромную территорию. Большой вопрос, сможет ли российский рынок, зажатый в тисках новых санкций, компенсировать ущерб украинским территориям под российским контролем. Захват территорий не решит ни одну из проблем, перед которыми сегодня стоит российская экономика.

В-шестых, лояльность населения Восточной Украины России неочевидна. При всех внутренних разногласиях, за последние тридцать лет на Украине сложилась своя гражданская идентичность. Население восточных регионов может негативно относиться к избыточному национализму. Однако это не гарантирует лояльности России. Более того, война может окончательно подорвать симпатии к России, которые и так сократились за последние шесть лет.

В-седьмых, война чревата дестабилизацией ситуации в самой России. Запроса в обществе на войну с соседом нет, даже несмотря на всю одиозность антироссийского дискурса на Украине. Вполне возможно, что российские войска смогут нанести чувствительные поражения ВСУ и выдавить их на Запад. Но потери всё равно будут исчисляться сотнями, а возможно, и тысячами бойцов. В случае вероятного затягивания конфликта потери станут постоянным фактором. В сочетании с возможным экономическим кризисом это не лучшие условия для общественной поддержки. Если воссоединение с Крымом в российском обществе было по многим причинам принято с энтузиазмом, то большая война вряд ли найдёт такую поддержку.

Иными словами, издержки возможной войны значительно перевешивают выгоды. Война чревата значительными рисками для экономики, политической стабильности и внешней политики России. Она не решает ключевых проблем безопасности, при этом создавая множество новых.

Возникает вопрос – кому и при каких условиях выгодно продвижение такого сценария? Прежде всего он привлекателен именно как гипотетическая, а не реальная ситуация. В таком виде он позволяет консолидировать Украину на антироссийской основе, добиваться расширения западной военной помощи, а Западу – такую помощь оправдывать. Угроза войны и демонстрация силы может использоваться и российской стороной. Москва показывает, что технически готова к радикальному сценарию и не позволит пересекать свои «красные линии». В числе таких «красных линий» – силовое решение проблемы Донбасса. Иными словами, сценарий имеет практический смысл как инструмент информационного противоборства и посылки политических сигналов.

С точки зрения баланса выгод и потерь в реальной войне не заинтересована ни одна из сторон. Поэтому рассматривать сценарий войны как базовый вряд ли стоит. Однако история знает много примеров того, как рациональные калькуляции не останавливали эскалацию. Остаётся надеяться, что это не наш случай.

#Украина #украина и россия #война в донбассе #геополитика

Больше интересных статей здесь: Война.

Источник статьи: Война России и Украины: базовый сценарий?.