Про независимую прессу, свободу слова и прочие бла-бла-бла

Ничто меня так не умиляет как вера в независимую прессу, особенно среди так называемой прогрессивной части общества, которая читает «Медузу» и чтит американскую свободу слова. Они даже наивнее тех, кто потребляет информацию исключительно из телевизора. Вторые просто не знают о существовании альтернативного мнения, а первые намеренно его игнорируют, считая себя умными и способными, в отличие от всех остальных, отличать правду от лжи.

По их мнению, независимость прессы предопределена лишь одним критерием — зоилическим нарративом.

Более того, они думают, что «независимость» тождественна «критике», а отсутствие гневной критики — признак предвзятости или даже ангажированности.

На самом деле, независимых СМИ не существует. Нигде.

Если вы проведёте хотя бы лет 5 за плотным чтением американской прессы, то вы сможете предугадывать, как одно и то же событие будет освещаться в том или ином издании. Вы узнаете, кому они принадлежат, в чьих интересах работают и как выглядит медиаландшафт.

Вы познакомитесь с понятием «deep state», начнёте разбираться в сортах «think tanks» и увидите, сколько бывших директоров ЦРУ, ФБР, МНБ после государственной службы трудятся в CNN или NBC.

Вы изумитесь изощрённостью данной системы и переосмыслите понятие демократии.

Вероятно, вы даже лучше поймёте феномен Голливуда, который экранизирует лучшие сюжеты, случившиеся наяву и придуманные в той самой системе.

И вы точно не будете сомневаться в том, что независимых СМИ не существует.

А что касается свободы слова, то это вообще — сказка для бедных.

Ведь с точки зрения юриспруденции, свобода слова — это право. А каждое право порождает обязанность.

Вплоть до XX века дела о свободе слова не рассматривались Верховным судом и подобное явление стало возможным только после первой поправки к Конституции США. В 1919 году состоялось знаменитое дело Шенка, которого осудили за распространение антивоенных памфлетов.

Вступление США в Первую мировую войну вызвало глубокие разногласия в обществе и администрация Вудро Вильсона начала широкую кампанию уголовного правоприменения, которая привела к тысячам судебных преследований за инакомыслие.

Хочешь возложить ответственность за слова? Провозгласи свободу слова!

Именно это и сделали мудрые отцы-основатели.

События тех лет знают немногие, но уроков современной истории люди тоже не замечают. Кто помнит манифест Цукерберга 2018 года про важность человеческого благополучия и семейного контента в лентах?

Провозгласив «well-being», он возложил ответственность за «hate speech» и на Facebook (запрещена в России) стало запрещаться всё, что может кого-то оскорбить. Например, критика ЛГБТ, MeeToo или BLM.

И когда Трамп, глядя на погромы из-за Флойда, написал про «looting ... shooting», все левые издания начали требовать бойкота соцсети с хештегом «# StopHateForProfit», расширяя тем самым возможности «hate speech policy» с точки зрения цензуры. Тот самый «hate speech policy», который разрешает призывы к насилию над русскими!

Параллельно со всем этим, Цукерберг каждый год хвастался удалением миллионов дезинформационных материалов. А объявляя себя борцом с «fake news», ты индоктринируешь свою монополию на правду.

И вот так мы пришли к запрету на любое инакомыслие. В том числе, и по отношению к пандемии.

Не спешите узреть кафкианские мотивы в моём повествовании. Вы ещё, наверняка, не знаете про дело «Nation Magazine v. United States Department of Defense».

В 1991 году стариннейший журнал США подал иск против Пентагона из-за введённых ограничений для пресс-пулов при освещении войны в Персидском заливе. Дело вызвало широкий резонанс в обществе, поскольку оно касалось трактовки первой поправки, но решения так и не последовало.

Спустя год, в журнале было опубликовано эссе Стива Тесича с заголовком «Правительство лжи».

Тесич проанализировал информационную политику правящих кругов США с точки зрения официальных заявлений, приводивших к серьёзным военно-политическим последствиям, которые, спустя некоторое время, оказывались ложными и опровергались, но не имели ни малейших последствий для тех, кто озвучивал подобные намеренные фейки.

В эссе впервые был использован термин «постправда», которому в этом году исполняется 30 лет.

И сегодня очень полезно вспомнить показания Наиры в Конгрессе США.

Эта кувейтская девочка в 1990 году рассказывала, как иракские солдаты забирали инкубаторы из больницы, выбрасывая из них кувейтских младенцев на пол. Её речь осветили почти на всех федеральных сайтах и газетах США. Буш-старший повторял её историю 10 раз в своих выступлениях.

А в 1992 году, после интервенции США в Ирак, показания Наиры признаются лжесвидетельством.

Выясняется, что Наира — дочка посла Кувейта, а историю придумало PR-агентство «Hill & Knowlton».

Да, всё обернулось масштабным скандалом. Ну и что с того? Повозмущались и утихли.

Так началась эпоха постправды.

Про независимую прессу, свободу слова и прочие бла-бла-блаGrokst.me

#сми #политика #психология #сша #свобода слова #история #постправда #facebook #цукерберг #технологии

Больше интересных статей здесь: США.

Источник статьи: Про независимую прессу, свободу слова и прочие бла-бла-бла.