Крик Бастилии раздался

Содержание

#история #франция #революция

Знаменитая картина "Штурм Бастилии" Жана-Пьера Уэля (1735 — 1813)

"Великая французская революция началась 14 июля 1789 года", — эту аксиому никто никогда не ставил под сомнение. Знаменитый диалог, между королём Людовиком XVI и его камердинером герцогом де Лионкуром это подтверждает:

"— Но ведь это бунт (revolt)!
— Нет, сир, это революция (revolution)..."

О том, действительно ли она началась 14 июля, мне бы хотелось поговорить в другой статье. В этот раз же попытаемся выстроить хронологически события штурма Бастилии. Список источников вы найдёте в конце статьи.

Гравюра 1640 года с изображением Бастилии и ворот заставы Сент-Антуан

Итак, 11 июля 1789 года король Людовик XVI отправляет в отставку любимца третьего сословия — генерального контролёра (читай, министра) финансов Жака Неккера. О нём и его деятельности мне тоже хотелось бы написать отдельно, но сейчас важно отметить, что его реформы были направлены на примирение сословий — он стремился даровать сословиям голосовать лично, а не куриям, предлагал отменить институт откупщиков (людей, которые за плату приобретали право взимать налоги) и высказывал ряд весьма прогрессивных идей. Думаю, понятно, почему его невзлюбила аристократия.

Стоит сказать, что последней каплей в чаше терпения короля стала демонстративная неявка Неккера на королевское заседание Генеральных штатов (об этом будет статья). Около 6 часов вечера в тот же день Неккер покинул Версаль.

"Виновник торжества" Жак Неккер (1732 — 1804), генеральный контролёр финансов

Итак, Неккер отправлен в отставку, новость об этом достигла Парижа к полудню 12 июля... и его взорвала. Негодующие люди высыпали на улицы, на каждом углу появлялись ораторы, которые лишь подогревали недовольство людей. Особенно в этом деле отличился один из недовольных. Он выступал в Пале-Ройаль и был одноклассником тогда ещё никому неизвестного юриста Максимилиана Робеспьера — Камиль Демулен собрал вокруг себя внушительную толпу людей.

Камиль Демулен (1760 — 1794)

Во дворе Пале-Ройаль журналист кричал:

"Граждане! Время не терпит; отставка Неккера — все равно что набат Варфоломеевской ночи для патриотов! Сегодня вечером все швейцарские и немецкие войска выступят с Марсова поля, чтобы нас перерезать! Нам остается один путь к спасению — самим взяться за оружие! К оружию!"

Последняя фраза (на французском звучащая "Aux armes, citoyens") стала крылатой и сегодня включена в гимн Франции "Марсельезу" в качестве первой строчки припева. Интересно также сравнение с событиями Варфоломеевской ночью, о которой, возможно, тоже будет статья.

А что дальше? А дальше начался хаос. Демулен вопросил:

"Какую кокарду вы хотите: зелёную, цвета надежды?

Деревья в саду Пале-Ройаль тут же лишились своих крон. Прикрепляя зелёные листья к шляпам и волосам, парижане помечали "своих". Откуда-то принесли бюсты любимца Неккера, которые тут же понесли по улицам Сен-Мартен, Сен-Дени и Сен-Оноре — центральные артерии Парижа. Опасаясь, что парижская гвардия, которая тоже состояла из выходцев из третьего сословия, перейдёт на сторону бунта, её командир барон де Безенваль приказал отступить к Марсовому полю.

Камиль Демулен в Пале-Ройаль

Утром 13 июля события продолжились с новой силой. Протестующие пришли к ратуше, где выборщики в Генеральные штаты от Парижа провозгласили себя "Постоянным комитетом". Во главе него встал купеческий старшина (читай мэр) Жак де Флессель. Членами комитета была сформирована Национальная гвардия, которая должна была защищать Париж в случае, если королевские войска решатся на штурм. Интересно, что комитет не ставил себе конкретных целей, однако понимал, что подобную выходку Парижу король простит вряд ли.

Жак де Флессель (1730 — 1789), купеческий старшина Парижа

Комитет постановил вооружить парижан принадлежащим королю антикварным оружием, что хранилось в ратуше. Однако выяснилось, что далеко не все мушкеты были пригодны для стрельбы, а кроме того, у восставших практически не было пороха. Взгляд толпы сразу упал на место, где он был. На королевскую крепость-тюрьму Бастилию.

Бастилия накануне революции. Хорошо видны ворота заставы Сент-Антуан и постройки одноимённого предместья

К тому времени Бастилия уже утратила своё значение — там содержалось всего 7 заключённых, из которых 4 были фальшивомонетчиками, 2 душевнобольными и 1 убийцей. Комитет не собирался брать её штурмом, а лишь требовал выдачу пороха и отвод пушек от амбразур. Тем не менее, комендант крепости маркиз де Лонэ ему вежливо отказал. Нет, правда вежливо — делегацию от комитета пригласили на завтрак и за столом объяснили отказ тем, что крепость верна королю и будет выполнять только его приказы.

Но, вероятно, вежливость затянулась. Особенно нетерпеливые начали настаивать на штурме, и в 11 часов утра в Бастилию отправили переговорщиков во второй раз. Маркиз заверил, что стрелять пушки в случае мирного разрешения конфликта не будут, однако отдавать порох отказался. К часу дня терпение некоторых бунтовщиков лопнуло и они проникли во внешний двор крепости. Терпение коменданта де Лонэ лопнуло следом и он отдал приказ обстрелять толпу.

Повсюду стояли крики, слышалась стрельба из немногочисленных заряженных мушкетов. В это же время к зелёной кокарде добавляется красно-синяя, в цвет флага Парижа. Такие же флаги поднимаются над толпой.

Маркиз Бернар де Лонэ (1740 — 1789). Портрет украшен весьма информативной зарисовкой

К трём часам дня бунтовщики подвели к Бастилии 5 пушек, которые изъяли в Доме инвалидов (одна из них была выполнена из серебра и была подарком Людовику XIV от короля Сиама), и обстреляли крепость в ответ. Били в основном по башням и воротам, причём, под прикрытием дыма от повозок с сеном, прикаченных во внешний двор. Через два часа канонады над одной из башен поднялся белый флаг, а из трещины в воротах защитники выставили записку с условиями капитуляции. Один из восставших, решивших взять записку, пройдя по доске над рвом, поскользнулся и сорвался вниз. Со второй попытки бумагу удалось взять.

Станислас Майяр достаёт записку

Условия капитуляции гарнизона были стандартными: сохранение жизни защитникам, прекращение огня и прочее. Кроме того, маркиз грозился взорвать крепость, если "почётная капитуляция" не будет принята. Такие условия толпу не устроили — был снова открыт огонь. Однако угроза осталась угрозой — защитники отказались взрывать крепость и опустили ворота. Толпа ворвалась во внутренний двор и обзавелась заветным порохом. Так пала Бастилия.

Арест маркиза де Лонэ, гравюра Шарля Тевенена (1764 — 1838)

Что касается судьбы защитников, то она незавидна. Например, маркиза де Лонэ решили "этапировать" в Пале-Ройаль на суд. Однако, когда его везли через Гревскую площадь, толпа вырвала его из экипажа и обезглавила, как и другого предателя... мэра де Флесселя. Дело в том, что парижане нашли записку в его кабинете, адресованную маркизу де Лонэ, в которой тот заявил, что развлекает парижан лозунгами и речами, пока не придут королевские войска.

Народный гнев был бесконечен — головы насадили на пики и пронесли по всем улицам. Что касается Бастилии, ей место в новой Франции не было. С первого же дня её начали разрушать и полностью закончили к 1791 году. К слову, король и сам подумывал об этом — слишком уж старушка обветшала за века службы крепостью и символом монархии.

На этом всё, подписывайтесь, чтобы не пропустить новые статьи!

Источники:

Кропоткин, П. А. Великая французская революция 1789-1793.

Матьез, Альбер. Великая французская революция.

Минье, Франсуа. История Французской революции с 1789 по 1814 гг.

Ревуненков, В. Г. Очерки по истории Великой французской революции. Часть 1. Падение монархии. 1789-1792.

Lefebvre, George. The Coming of The French Revolution

Lefebvre, George. The French Revolution: from its Origins to 1793

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Крик Бастилии раздался.