Кому и зачем были нужны Крестовые походы?

Наталья Беспалова

Когда в начале VII века пророк Мухаммед объединял арабские племена под знаменем новой религии, он поначалу не думал, что жизнь воинов ислама будет проходить в войне с христианами. Главными врагами мыслились язычники, а христиане скорее союзниками. Те, однако, новых идей не оценили, и вскоре последователи пророка получили указание молиться обернувшись лицом к Каабе, а не к Иерусалиму. Пути двух авраамических религий окончательно разошлись.

Хотя мусульмане не были инициаторами конфликта, по большому счёту он оказался на руку именно мусульманам. Вразумление язычников в то время было делом не таки уж прибыльным, а вот иметь повод отхватить богатейшие провинции христианской Византии очень даже интересно. Кстати, не в последнюю очередь это легко удалось благодаря довольно гибкой на тот момент религиозной политике завоевателей и очень жёсткой - завоёванных. Византийская Александрия была прославленным центром философской и религиозной мысли, а её тюрьмы - битком набиты христианскими еретиками. Захватившие её мусульмане позволили им свободно исповедовать свою веру после уплаты особого налога, от которого правоверные мусульмане были освобождены. Разнообразные христиане, как и иудеи, признавались людьми Писания, и компромиссы по отношению к ним были допустимы.

В начале VIII столетия произошло столь же успешное вторжение арабов в Испанию, и останавливаться на достигнутом они не планировали. Они двинулись дальше, вдоль северного берега Средиземного моря, и в 721 году осадили Тулузу. Однако тут завоеватели получили серьёзный отпор. На помощь осаждённым подошли войска герцога Эда Аквитанского, и арабы потерпели поражение, о котором им ещё долго было больно вспоминать.

Но хотя потери мусульман под Тулузой были очень велики, их продвижение на северо-восток это не остановило. В 725 году были взяты Ним и Каркассон, а в 732 году Эд Аквитанский потерпел поражение в битве при Бордо. Правда, в том же году произошла и битва при Пуатье. Разбитое мажордомом Франкского королевства Карлом Мартеллом арабское войско было вынуждено отступить за Пиренеи. Это была крупная, но, вопреки распространённому мнению, не решающая победа христианской Европы. В 735 году мусульмане захватили Арль и Авиньон, но снова были оттеснены. Конец арабской угрозе с запада положил внук Мартелла Карл Великий, который предпринял попытку перенести войну на территорию противника, а в итоге основал в предгорьях Пиренеев Испанскую марку, усиленную приграничную область, правители которой вполне справлялись со своей задачей.

В то же время Средиземное море пытались обойти и с востока, но на этом направлении оборону держала Византия. В 717 году арабы двинули свои силы на Константинополь и осадили его с суши и с моря. Осада длилась долго и дорого обошлась и осаждённым и осаждающим. Но город был хорошо подготовлен к обороне. Накануне всем жителям было приказано запастись продовольствием на три месяца. Те же, кому это было не по карману, должны были город покинуть. Зима с 717 на 718 год выдалась суровая, окрестные поля были покрыты снегом, и арабские кони и боевые верблюды гибли от бескормицы. Люди тоже страдали от холода и нехватки продовольствия. Через некоторое время на помощь осаждающим из Северной Африки был послан громадный флот. Его составляли две эскадры, одна из которых насчитывала 400 кораблей, а другая – 360.

Когда свежеиспечённый император Лев III Исавр получил известие, что “от дворца Иерии до города всё море покрыто судами”, он немедленно вывел навстречу неприятельскому флоту корабли, вооружённые знаменитым греческим огнём. Как писал византийский хронист: “Нападение сопровождалось полным успехом; одни корабли сделались жертвой пламени, другие посажены на мель, иные захвачены в плен. Взяв добычу и запасы, наши с радостью возвратились”. После поражения на море арабы ещё некоторое время оставались под стенами города, но, в конце концов, были вынуждены снять осаду и уйти восвояси.

После бурных событий VIII века византийцы и дальше продолжали серьёзно бодаться с мусульманами, а вот в Западной Европе о масштабных столкновениях, казалось, и думать забыли. Вплоть до 1096 года, когда был провозглашён Первый крестовый поход в Святую землю.

Обычно, такой внезапно проснувшийся интерес к делам восточным объясняют трудностями, которые переживал в ту пору мир ислама. Единого Халифата больше не было, мусульманские государства находились друг с другом в сложных отношениях, самое время поживиться за их счёт. Но, как по мне, объяснение может и верное, но явно недостаточное. Такие трудности - хороший повод напасть на соседей. Активизация испанской Реконкисты подходит под такое объяснение хорошо, но вот чтобы взять и пойти куда-то через всю Европу, маловато будет.

Император Алексей Комнин

На самом деле первичный толчок к Крестовому походу дал византийский император Алексей Комнин. И связано это было отнюдь не с ослаблением мира ислама, а наоборот, с увеличением давления на византийские границы. С востока наступали турки-сельджуки. Говорят, что в первые годы правления Алексей Комнин мог видеть их владения с балкона своего дворца. Эти суровые ребята, пришедшие на Ближний Восток откуда-то из самого сердца Азии, и сами были в мире ислама новичками. В недалёком будущем им предстояло заметно изменить его облик.

Решать ряд проблем с помощью иностранных, в частности, западных наёмников было обычной практикой Константинополя. Комнин решил обратиться к ней, но результат оказался не совсем тот, на который он рассчитывал. Византийский император никак не ожидал, что его просьбу на Западе встретят с таким энтузиазмом. Папа Урбан II взял вопрос под свой личный контроль и даже снял анафему, которая была наложена в связи с церковным расколом. Тогда это звучала также, как сейчас «сняли санкции с «Северного потока». Слухи о притеснениях, которые терпят христиане Палестины, всячески поощрялись и тиражировались. 26 ноября 1095 года во французском городе Клермоне состоялся собор, на котором перед лицом знати и духовенства папа произнёс страстную речь, призвав собравшихся освободить Святую Землю от власти мусульман.

Папа Урбан II

Чтобы лучше понять некоторые истоки этого энтузиазма, нужно немного вернуться назад во времени, когда Западная Европа, более-менее уладив дела с угрозой исламского завоевания, столкнулась с новой напастью.

В одной рукописи конца IX в., повествующей о жизни и деяниях Карла Великого, приводится такая история: "Однажды случилось так, что Карл, объезжая свои земли, прибыл в некий город Нарбоннской Галлии. Когда он сидел за столом, в гавани появились норманские лазутчики, высматривая добычу. Но никто не догадался, об их истиной принадлежности. Все смотрели на корабли, и одни приняли их за иудейских, другие за африканских, а третьи - за британских купцов. Но премудрый Карл немедленно узнал по их вооружению и ловкости маневрирования, что это не купцы, а враги, и сказал своим людям: "Эти корабли набиты не товарами, они полны наших злейших неприятелей!". При этих словах, все поспешили к кораблям обгоняя друг друга, но напрасно. Едва норманны узнали, что тут находится Он, Карл-Молот, как они его называли, то немедленно обратились в бегство, избегая не только оружия, но и взгляда преследовавших. Они боялись, что от взгляда императора их мечи потеряют силу и разлетятся на куски. Но благочестивый Карл, муж праведный и богобоязненный, встал из-за стола и подошел к окну, которое выходило на восток. Тут он плакал долгое время, и так как никто не дерзал заговорить с ним, сам обратился к своим воинственным соратникам и сказал им, желая объяснить свое поведение и слезы: "Знаете ли о мои возлюбленные о чем я плакал? Не о том, что я боюсь, будто эти глупцы, эти ничтожные людишки могут быть мне опасны, но меня огорчает, что при моей жизни они осмелились коснуться этих берегов, и горюю я потому, что предвижу, сколько бедствий они причинят моим преемникам и их подданным."

Скорбь императора была пророческой. Последующие два столетия норманны наводили ужас на всю Европу, причём не только христианскую. В 844 г. они разграбили мавританские Кадис, Севилью и Лиссабон. В 845 г. сожгли Гамбург, в 885 г., поднявшись по Сене, осадили Париж. В начале X века угнездились в низовьях Сены, в начале XI – забрали у арабов Сицилию и юг Италии.

Всё это время остальная Европа пыталась не только отбиться от норманнов военными средствами, но и как-то переварить их культурно. Не в последнюю очередь - путём христианизации. Как раз к XI веку это более-менее удалось. Последние северные пираты приняли христианство, а итальянские и сицилийские норманны даже стали верной опорой папского престола. Попутно им объяснили, что грабить единоверцев нехорошо, по крайней мере, не спросив мнения сюзерена, но не всё было так просто.

Крещёные или нет, норманны оставались взрывным элементом. Несколько поколений их предков промышляли пиратством, для них это был попросту нормальный образ жизни. Они дестабилизировали обстановку и подавали дурной пример местным рыцарям, которые тоже не были белыми и пушистыми. Привыкли воевать с норманнами и вообще привыкли воевать, а им вкручивают, что тут все свои.

Само по себе это, может, никого бы и не остановило, но, похоже, изрядная часть Европы к тому времени всё-таки устала от войны. Жизнь потихоньку налаживалась, европейцы начали усиленно заниматься строительством, разрабатывать новые архитектурные стили… Не хотелось бы, опять утопить всё это в бесконечных сражениях.

Таким образом, Урбан II свои воззванием отвечал на запрос времени: «Если здесь никого грабить нельзя, покажите нам, где и кого можно!». Просьба византийского императора пришлась очень кстати. Получалось убить сразу двух зайцев: убрать особо взрывные элементы из Европы, чтоб не путались под ногами и не мешали строить, и, чем чёрт не шутит, приобрести какое-то влияние в Азии.

Осада крестоносцами Антиохии

Для Византии итоги оказались двоякими. С одной стороны – вернула чужими руками Никею и отогнала турок, с другой – получила под боком государства крестоносцев, головную боль на много лет вперёд. Западная же Европа, конечно, не превратилась в мирную территорию, свободную от междоусобиц, но немного выдохнула.

Использованы фото из открытых источников.

См. также:

О том, как франки строили свою империю

ЧТО МЫ ЗНАЕМ О КОРОЛЕ АРТУРЕ?

Ричард Львиное Сердце - выдающийся инженер своего времени

Путеводитель по каналу «Кот-учёный». 2019-2020

#история #средние века #войны #религия #крестоносцы

Больше интересных статей здесь: Война.

Источник статьи: Кому и зачем были нужны Крестовые походы?.