Женские зарисовки - 21, или про девочку и снежинки

Содержание

Как угораздило ей родиться ровно тогда, когда Генсеком СССР стал мистер Брежнев?! Повезло однако! Я недавно папе права продлевала. Потом всё вызванивала по телефону, узнать, готовы али нет. Мальчик на том конце провода, когда услышал какого папачос года (на минуточку, 1939, аккурат перед войной родился) чуть со стула не упал. Вспотел прямо, сто раз переспрашивал. Ему, мальчишке на том конце провода, наверное годков двадцать. Для него такие люди как папачос уже нечто вроде динозавров.

Они - мальчики новые - даже и про войну отечественную некоторые не помнят. А мой ишо и до войны родился. Скоро и нам предстоит молодёжь со стульев сшибать своими цифрами рождения!

Так вот, повезло ей, героине моей, родиться хотя бы НЕ при Хрущёве. Как-то годков пять всё-таки сокращается. Мол, при Брежневе родилась.

Фото из интернета

Росла она на Урале. В городе её родном снег валил месяцев шесть в году. Поэтому снег – её родная стихия. Вот кому-нить на Средиземноморье море – рОдная среда. Вот нагрянул стресс, и они в море сигают, шоб оно солями своими вылечило.

А для нашей – снег – лекарство.

Встанет она под снежинками, глядит на небо и мечтает. О жизни будущей. Как вырастет она, как станет знаменитым писателем. Эх, маловато той жизни, шоб поспеть-то! Так девочка думала, пока под снежинками стояла. А ишо она жуть как хотела прЫнца встретить, да такого, как в сказках. Или в фильме «Три орешка для Золушки». Или на Болконского похожего, в исполнении Тихонова. И на Лермонтова в профиль, и на Пушкина чувством слога, и на Маяковского – характером! Как бы не пропустить его, думала девочка. Не, не пропущу. Он сам меня не пропустит.

Фото из интернета

Страна, в которой девочка жила, была очень советской. Это когда «Будь готов», «Всегда готов», пионерский галстук, Совет дружины, бисквитные пирожные за 22 копейки, молочный коктейль (ох какой был вкусный), автоматы с газированной водой, где один стакан на всех желающих. А ещё соки – виноградный, томатный, вишневый, который наливали в гастрономах из огромных конусов.

Фото из интернера

В стране той читали книжки про Буратино, про Винни-пуха и пятачка, слушали виниловые пластинки на радиолах, играли в волейбол и ходили в музыкальные школы. Светлая была страна, и люди были светлыми, не злыми. Все ходили на работу, утром по дороге доставали газеты из синих почтовых ящиков, здоровались с соседями, покупали кефир в стеклянных бутылках с синими крышечками из фольги, а потом пустые бутылки сдавали назад в магазин.

Фото из интернета

Дети в той стране целыми днями (на каникулах) играли во дворе, в «Кондалы, скованы», казаков-разбойников, мяч, скакалки и классики. Девочка наша всегда аккуратно насыпала песочек в жестяные круглые баночки из-под леденцов, а потом эта баночка становилась главным героем «классиков». Есть тут такие, кто в классики играл?

Фото из интернета

А ещё в той стране по телевизору показывали вечерами длинные сериалы. Они тогда назывались многосерийными художественными фильмами. "Тихий дон", "Тени исчезают в полдень", "Вечный зов". Вечерами улицы замирали, даже можно было двери не запирать. Потому что все, включая квартирных воришек, с замиранием сердца смотрели очередную серию любимого длиннющего фильма.

Фото из интернета

А ещё девочка та очень верила в силу "алых парусов". И любила Асоль в исполнении хрупкой Вертинской. А прЫнц должен быть "а ля Лановой".

Фото из интернета

А потом девочка попала в «Артек», совершенно случайно. Должна была поехать другая девочка, «блатная». "Прибрежный" лагерь. "Лесная дружина". Гора Аю-даг. И песенка про Абсолют, помните?

На горбатом Аю-Даге в вышине,
В абсолютно абсолютной тишине
В старом дереве нашел себе приют (кто?)
Бородатый и усатый Абсолют.

Да-да, блат в той стране тоже был. Почему-то. Вообще в стране той строили коммунизм. А коммунизм, объясняю для тех, кто совсем маленький, - это такая история, когда усе будут одинаково счастливы, денег не будет, а всё будет бесплатно.

Все хотели дожить до коммунизма. Это была такая мечта, мечта. И девочка наша не была исключением.

А потом девочка, с золотой медалью на шее, с сумкой, набитой советскими школьными учебниками, поехала в Москву. Потому как это прям как если бы щас в Америку поехать, в Гарвард. А для нас Гарвард был – это МГУ, который ломоносовский. И вот приехала она в Москву, села на метро и вышла на станции «Ленинские горы». Потому как в адресе МГУ было написано так. И вот ходила она по горам с сумкой тяжеленной и не могла МГУ тот найти. А он – на следующей станции, "Университетской".

Фото из интернета

Пришла она на факультет журналистики, а там конкурс – 100 человек на место. И ишо два года стажу нужно. А она не знала. И плакала долго. Пока с ней какой-то студентик шоколадкой не поделился. Ладно, подумала девочка. Куда ж ей теперь? Не домой же в свой провинциальный городок возвращаться?

Заклюют ведь все, родственники, мама с папой. Если она в институт не поступит, ну куда-нить. Осудят. Все тогда ходили под плахой порицания и осуждения. Общественного. Балду гонять нельзя, тунеядец будешь тогда. Замуж НЕ выходить нельзя, старой девой станешь. Замуж выходить надо было в обязаловку.

Рожать без юридического папы – ни в коем случае. Нагуляла, значится. Вот гуляла себе, гуляла, бац – нагуляла дитё. А ишо нельзя из семьи уходить, особенно если ты коммунист. Ох, не сладко тебе будет тогда!

Девочка слёзы вытерла, потом сумку на плечо и побрела по университетскому городку. Шла, шла. Туды тыкнется, сюды. У неё ж медаль золотая, значится в принципе всё равно, куда подавать. Пошла на химфак, потому что человек на одно место там было четыре. И если уж она отличница, то по любой после первого экзамена автоматом поступит.

Сочинение надо было написать, а тут – сильнее её никого в её городе не было. Она с детства писала. Хорошо писала. Вытерла она слёзы, и пошла писать свое судьбоносное сочинение. Писала, писала, а в конце решила заполировать стишком. Что-то в роде «Славься, комсомол!». И не поставила эту дурацкую запятую. И запятая эта изменила её судьбу на 180 градусов.

Фото из интернета

Четвёрка её подкосила. Дальше уже на математике она площадь ромба решила вычислить через произведение диагоналей, шоб покрасивше. Токма две диагонали помноженные забыла на два поделить. Волновалась.

Вторая четвёрка.

Сапсем худо стало девочке. Следующая - химия. Она – мастер химических задач, растерялась. Четыре опять. Отличницы поймут, для них четвёрка – это просто пипец. Конец жизни. На физику девочка уже пошла просто в воду опущенная. И задачка ей попалась такая же. Про ведро, которое в колодец должно попасть. На верёвке.

Надо было что-то рассчитать про ведро то окаянное. А девочка колодцев сроду не видела, а вода в её жизнь поступала из крана. И стала она всё рассчитывать прямо «в воде». Там уже закон Архимеда вышел на первый план. И тоже четвёрка. И одного балла не хватило.

Фото из интернета

Домой возвращаться нет смысла. Вышла она в холл, а там шустрые представители менее престижных институтов химических "МГУшных непрошедших" ловили. Сдавать экзамены не надо. И пошла она в один из таких институтов.

Мечта поломана. Душа поломана. ПрЫнц удалялся от неё с космической скоростью. А потом страна разрушилась, в которой коктейль и газировка из аппаратов. Горбачёв, танки, Ельцин, мама дорогая, что началось! Войнушки то там, то тут.

Фото из интернета

Потом та девочка прЫнца левого встретила. Это и не прЫнц был вовсе. Он ей ещё одну маленькую девочку сделал, а потом бросил. К другой прЫнцессе убежал. А наша девочка с ещё девочкой стала выживать.

На дворе девяностые. Грабеж и бандитизм. Денег, как и говорили в её детстве, действительно не стало. Но всё остальное обещанное превратилось в мыльный пузырь.

А ещё её друг школьный в Афгане погиб. Вернули его домой в цинковом гробу. Она была на его похоронах. Шёл снег. Она считала снежинки. Раз, два, три… И одна снежинка упала на гроб. А потом гроб снегом покрылся. И она нарисовала на том гробу сердечко. Для своего любимого друга.

Фото из интернета

Потом девочка поняла, что химия на фиг никому не сдалась, пришлось учиться на математика, просто потому что легко она ей давалась. А потом и математика на фиг никому не сдалась. И стала она тогда дипломатом. А потом опять пошла учиться на магистра делового администрирования. И даже директором большущим побывала, в большущей иностранной конторе. И на англицком говорила.

А сегодня пошёл снег. И стояла она у окна и думала. Не получилось у неё что-то, сломалось тогда на Ленинских горах. И вспоминала она свою злополучную запятую, и ромб тот, площадь которого ей на всю жизнь запомнилась, и ведро вспоминала то окаянное в колодце…

А потом подумалось ей, не надо было бояться тогда, что скажут люди. Не надо было. Надо было идти за мечтой. Надо было два года поработать, шоб журналистом стать? Надо было, значится, поработать. И не бояться мамы, которая наругает. Родственников. Выключить на фиг синдром отличницы. Троечники в итоге молодцы. Вот не нравится ему предмет, география, например. А нравится астрономия. Вот у него и тройка по географии, и пятерка по астрономии. И станет он потом великим астрономом, или в космос полетит, или ракету построит космическую.

А ещё девочка подумала, старая уже совсем девочка - блин, а где же тот прЫнц из детства, который на алых-то парусах? Может, пропустила она его? Или он её не нашёл? Жаль, ах как жаль!

И вот здесь лечит свою душу девочка та. Пишет. Для людей пишет. Потому что так хоть на шаг ближе к мечте. Той, из снежного детства. Ну и напоследок, та девочка – это я, автор блога «Жизнь как она есть», ваш покорный слуга. И ещё - если ты всё это, о чём я написала, видел собственными глазами, айда ко мне, жми на кнопку! По-нашему, по-советски)

#женские истории #рассказы из жизни #ностальгия по СССР #женщины СССР 

Больше интересных статей здесь: СССР.

Источник статьи: Женские зарисовки - 21, или про девочку и снежинки.