Одна из загадок "Железного Феликса"

Как Дзержинский после ранения Ленина ездил отдыхать в Швейцарию

"Человек с корректными манерами и спокойной речью, но без тени юмора в характере. Самое замечательное — это его глаза. Глубоко посаженные, они горели упорным огнем фанатизма. Он никогда не моргал. Его веки казались парализованными. Он провел большую часть своей жизни в Сибири, и лицо его носило следы изгнания," - это описание Феликса Дзержинского, главы ВЧК, Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем, взятое из мемуаров Роберта Брюса Локкарта, неофициального дипломатического представителя Великобритании в большевистской России, а по совместительству резидента SIS.

Феликс Дзержинский, также известный как "Железный Феликс", создатель первой спецслужбы большевистского режима - это человек, в жизни которого было много загадок. Одна из них связана с его неожиданной поездкой... и с именем Локкарта.

Итак, поздняя осень 1918 года. Ранен Ленин, по стране гудит «красный террор». Скоро Сибирь окажется под Колчаком, идут бои с белыми на юге… Что в этот момент делает основатель ВЧК? Что он должен делать? Вы никогда не догадаетесь.

Феликс Дзержинский едет… отдыхать за границу. В Швейцарию, если точнее. А сама идея родилась у Якова Свердлова, председателя ВЦИК (то есть формально главы советского государства, вроде президента).

Жена Феликса Дзержинского Софья оставила мемуары под названием "В годы великих боев" (1964 год издания), странные по стилю - смесь протокола профсоюзного собрания (она много пишет о делах социал-демократов на основе документов из партархивов) с вкраплениями историй в духе "Детям о Феликсе". Иногда, правда, о "Юзефе" - она мужа время от времени называет партийной кличкой. И там она приводит, с чужих слов, такой пассаж.

Свердлов, якобы, заявил своей супруге: "Пойдем-ка к Феликсу Эдмундовичу, что-то не нравится он мне в последнее время. Вид у него архискверный, на квартире у себя почти не бывает, почти круглые сутки на работе". Они зашли к Дзержинскому на Лубянку, убедились, что тот спит прямо на рабочем месте и урывками, а на столе у него лишь "стакан чаю какого-то мутно-серого цвета и небольшой кусочек черного хлеба". Свердлов резюмировал: "Плохо живет Феликс, сгорит. Не спит по-человечески, питается отвратительно. Нельзя так делать. Без семьи ему нельзя, пропадет"...

И вроде даже выздоравливающий Ленин одобрил: мол, поезжайте, батенька, всенепременно поезжайте.

И вот поехал Феликс Эдмундович воссоединяться с семьей, несмотря на гражданскую войну и очень горячее время. Семья же его находилась в Швейцарии. Упомянутая уже супруга Софья Мушкат и сын.
Дзержинские в Швейцарии

Жену "рыцарь революции" не видел с 1909 года - она была также профессиональной революционеркой, как и он сам, и ее тогда арестовали в Варшаве (беременной сыном). Когда же Софья Сигизмундовна бежала из ссылки и перешла границу Российской империи в 1912 году, то узнала, что незадолго до этого был арестован ее супруг. Освободит его только революция. То есть сына своего Феликс Дзержинский к тому времени вообще еще не видел ни разу...

В 1918 году Софья Мушкат работала в полуофициальном советском представительстве в Швейцарии (которая правительство большевиков не признавала, но и дипмиссию не выгоняла).

Казалось бы, хочешь увидеть – выпиши их в Москву из-за кордона и смотри сколько хочешь. В чем проблема? Тем более, что через год так и будет сделано. Но – на этот раз обязательно ехать самому.

Феликс Дзержинский тщательно маскируется – бреет бороду! Жена пишет - и усы бреет, но на фото видно, усы он не брил. И обзаводится поддельными документами на имя Феликс Доманский (прекрасная придумка, никто точно не догадается).

Феликс Дзержинский, 1912 г.

Путь его лежит через Германию, где через несколько недель вспыхнет революция, в Швейцарию. В сопровождении странного человека Варлама Аванесова, который на самом деле вроде бы Сурен Мартиросян (использовал и другие имена и фамилии). Аванесов - выходец из дашнакских боевиков, потом социал-демократ (побывать успел и меньшевиком, и большевиком), в следующем 1919 году окажется членом коллегии ВЧК, замначальника Особого отдела. Тоже, вероятно, решил отдохнуть в Европе.

И Дзержинский достигает-таки Швейцарии, дома своей супруги в Берне, где у ворот как сигнал насвистывает мелодию из оперы "Фауст" (был такой условный знак у подпольщиков - типа, все спокойно). Ночует он кстати, в гостинице, а не у нее.

А вскоре, во время одной из прогулок по озерам близ Лугано (жене в посольстве дали отпуск) видит Брюса Локкарта, профессионального британского шпиона. Дзержинский вроде бы на озере отплывал на лодке с семьей, когда Локкарт причаливает на палубе прогулочного пароходика. Но Феликс же без бороды!

Брюс Локкарт в 1920-е годы
И Локкарт, который еще недавно сидел под стражей в Москве у Дзержинского (арестованный по делу о «заговоре трех послов» - хотя он никаким послом формально не был), его «не узнал»! Про это сам "железный Феликс" сообщает посольским и жене, что и нашло позднее отражение в мемуарах супруги.

Кстати, по словам Софьи, ей Дзержинский еще добавил, будто Локкарта лично допрашивал после ареста. Сам англичанин о таком допросе в мемуарах не упоминает, говорит только о беседах с чекистом Петерсом. Если еще и Дзержинский на Лубянке с ним говорил - это особенно должно было Локкарту врезаться в память.

В любом случае, Локкарт и Дзержинский и до ареста дипломата общались. Описание, которое приведено в начале этого текста, было сделано англичанином после встречи на заседании ВЦИК, где они мило беседовали весной 1918 года. Конкретно они взяты из мемуаров Локкарта "История изнутри. Мемуары британского агента".

Не так часто и не так близко, видимо, они общались, как с Львом Троцким, но все же. Троцкий же, между прочим, до определенного момента настолько благоволил британскому дипломату, что при переезде большевистского правительства из Петрограда в Москву Локкарта взял в свой вагон... Помог ему так с переездом. Также, что интересно, секретарша Троцкого, некая Елена Шелепина, вышла замуж впоследствии за подчиненного Локкарта, английского разведчика, журналиста и писателя-сказочника (выпустил "сборник народных русских сказок" - "Сказки дедушки Петра") Артура Рэнсома и вместе с ним уехала в Туманный Альбион...

Так что не узнал его Локкарт на озере. А Феликс Дзержинский после этой нечаянной встречи заторопился домой, и вскоре уехал, оставив в Европе жену и сына. Задержавшись на несколько дней в Берлине, где у него вроде бы не было никакой семьи.

Что там в Швейцарии мог делать Локкарт? В ноябре он получит новое назначение - в британское посольство в Чехословакии. А при чем тут Лугано? Тоже потянуло отдохнуть? Сложно поверить.

Ну, и что же все это значит? Отпускать в такое горячее время руководителя тайной полиции страны с липовыми документами за рубеж, в не очень-то дружелюбные страны - это надо было быть безумным. А большевики безумными не были. Сентиментальные чувства у Дзержинского, очевидно, отсутствовали. Семья - это прикрытие, легенда. Вероятно, речь шла о какой-то чрезвычайно конфиденциальной миссии, выполнить которую мог лишь Дзержинский.

Рискнем предположить, что приезжал Дзержинский в Лозанну именно для новой встречи с Локкартом. А легенда про «не узнал» - видимо, на случай, если бы кто-то из своих (или тем более не своих) вдруг увидел бы их вместе. Ну да, вот мимо проходил. Не узнал. Тут помню, тут не помню...

Итак, самый лучший на тот момент специалист "Интелледженс сервис" по России и глава ЧК решили тайно о чем-то пообщаться еще раз. Но вот о чем? Может быть, со временем из каких-то открывшихся британских архивов мы это узнаем. А может, и нет.

В ЧК же архивные материалы зачистили так, что концы найти невозможно. Не нам чета, генерал-лейтенант ФСБ, историк "органов" Александр Зданович с сожалением писал, например, что в архиве органов госбезопасности просто "не сохранились" даже протоколы заседаний коллегии ВЧК почти за полгода - с 20 мая 1918 года до 1 октября. Вот нету, и все. Не говоря уже о многих других документах.

Локкарта в конце 1918 года в большевистской России судили, признали "врагом трудящихся, стоящим вне закона РСФСР" (он и Ленина убить хотел, и мост какой-то взорвать, и интервенцию устроить), что подразумевало смертный приговор - но только заочно. Так что ему это ничем не мешало и не грозило.

Локкарт в 1914 году

Локкарт и под арестом-то сидел странно до своей высылки - на Лубянке провел лишь пару дней, а потом был под стражей в московском Кремле. Куда к нему пускали с подарками его любовницу Муру Будберг (будущую спутницу М.Горького и Г.Уэллса), которая тоже, как подозревают, работала на SIS… Когда же пришло ему время уезжать, чекист Петерс настолько проникся к нему добрыми чувствами, что попросил передать письмо жене в Лондон. И Локкарт пишет, что, "как настоящий джентельмен", письмо, конечно же, передал. О том, как боевик и уголовник Петерс, будущий второй человек в ВЧК, в свое время породнился с высшим британским слоем - надо отдельную историю писать, здесь отвлекаться не будем...

Итак, Локкарт навсегда покинул Россию, но с Феликсом Дзержинским, возможно, контакты сохранил... И поддерживал? А напоследок еще одно совпадение, если это совпадение. Впоследствии именно Локкарт очень сильно способствовал карьере в британском разведсообществе юного Кима Филби, будущего знаменитого двойного агента, за что тот в своих мемуарах "дядю Брюса" поминает добрым словом. Такая вот загогулина, выражаясь языком незабвенного Бориса Николаевича Ельцина.

#дзержинский

#ЛОККАРТ

#ВЧК

#1918

#СПЕЦСЛУЖБЫ

#ИСТОРИЯ СПЕЦСЛУЖБ

#РЕВОЛЮЦИЯ

#загадки истории

#ленин

Делитесь статьей и ставьте "пальцы вверх", если она вам понравилась.
Не забывайте подписываться в раздел - так вы не пропустите выход нового материала

Помочь развитию сайта:
https://www.tinkoff.ru/cf/5rFGSRNywy6

Больше интересных статей здесь: История.

Источник статьи: Одна из загадок "Железного Феликса".